Не знала, почему ребенок плачет

Это были вторые сутки после кесарева. Я с трудом вставала с кровати: жуткая анемия и слабость. Несмотря на это, я чувствовала себя невероятно счастливой и вдохновленной, ведь я только-только стала мамой. Малыша в первый день надолго не приносили, дали возможность оправиться от реанимации. Три раза в день по полчаса прикладывали к груди. Я вдыхала аромат сладкой макушки, боясь пошевелиться, отдавала сына пришедшей акушерке и считала часы до следующей встречи. Сейчас понимаю, что эти дни вообще промчались, как в тумане.

Осознать, что я стала мамой, что в моих руках теперь еще одна жизнь — с одной стороны, было просто, ведь я шла к этому все 9 месяцев беременности, а с другой — очень сложно, ведь появился новый человек. Колоссальная и гигантская ответственность. На словах все виделось простым и логичным, а по факту оказалось совсем не так. Я закрывала глаза, проваливалась в дремоту, но с каждым шорохом просыпалась и задавала себе один и тот же вопрос: «Я стала мамой? Это был не сон?». Непривычно было видеть отсутствие округленного живота. Улыбаясь, я открывала на телефоне фотографию малыша, наспех сделанную сразу после реанимации. Все происходящее на тот момент казалось каким-то сюрреалистичным. Ведь рождение ребенка для меня до сих пор видится совершенным чудом и волшебством.

 

трудности после кесарева

…Акушерка тепло улыбнулась и закрыла за собой дверь.

Я неподвижно сидела и смотрела на сына, старалась сфотографировать этот момент в памяти, сфотографировать сердцем, запомнить настроение, этот снежный ноябрьский день, запах роддома, свою внутреннюю дрожь. Пребывала в каком-то полурасслабленном состоянии, когда мой маленький, не открывая глаз, начал громко кричать. Я подскочила на кровати, забыв про боль. В один момент мне стало страшно от непонимания причины такого резкого и громкого плача, в следующую секунду стало неловко, что я разбужу всех детей близлежащих палат, хотя сын моей соседки даже бровью не повел и продолжал сладко спать.

Я поймала себя на мысли, что мне страшно взять ребенка на руки. Он казался таким крохотным даже несмотря на вес в 4 120 грамм при рождении. Я боялась сделать ему больно, поэтому обошла его кроватку трижды, прежде чем услышала от своей соседки: «Ты чего ревешь?».

Оказывается, я уже сама была в слезах, руки предательски дрожали, и я выдавила из себя: «Ну а чего он плачет? Что не так?» Видимо, в моих глазах был ужас, потому что соседка (бесконечное спасибо ей за это) встала, подошла ко мне, положила руку на плечо и спокойно с улыбкой сказала «Подгузник надо поменять, наверное». Она так легко это произнесла, а в моих глазах застыл ужас.

Вспоминать сейчас, конечно, забавно и даже весело, но в тот момент я была напугана, чувствовала себя никчемной матерью, потому что я понятия не имела, как надо взять ребенка, как помыть, надеть новый подгузник при этом не сломав ему ничего, ведь он такой маленький и хрупкий. Будучи беременной, я прочитала не одну книгу по уходу за ребенком, посмотрела десятки обучающих роликов в интернете. Но все мгновенно забывается, голова становится пустой, как белый лист бумаги, когда малыш разрывается в плаче, а тебе нужно собраться и вспомнить все, что изучила.

Мне повезло. Моей замечательной соседкой оказалась девушка, которая родила третьего сына. Она очень помогла мне. В первую очередь, конечно, психологически. Времени на разговоры у нас было достаточно. Она объяснила, что став мамой, что-то не уметь — это естественный момент. Что не надо бояться, не надо плакать, паниковать и опускать руки. Малыш — это самостоятельная единица и нет ничего удивительного в том, что с первой ноты крика я не могу понять причину плача. Что быть мамой — не значит быть роботом. Что уставать — это нормально и совершенно естественно.

Все проблемы в любой жизненной ситуации идут из головы. Мне тогда показалось, что мой малыш был самый громкий и самый беспокойный на все отделение, чаще всего плакал и меньше всего спал. Сейчас понимаю, что это было совершенно не так.

 

Алёна Чекен с сыном Максом

Марина, так звали соседку, ловко взяла на руки моего сына, показала правильную температуру воды для подмывания, процесс всей процедуры. Я впервые увидела сына без пеленок, и он показался мне еще более маленьким. Дергал крошечными ножками и ручками, любопытно осматривал все вокруг и с каждой секундой завоевывал мое сердце все больше и больше.

После разговоров с соседкой, паника отходила на второй план, уступая место нежности по отношению к моему сыну. Правда каждый раз, когда он начинал плакать, я сама едва сдерживала слезы и, казалось, делала все неловко, доставляя кучу неудобств ребенку. Девочкам из соседней палаты повезло намного меньше, чем мне. Они обе стали мамами впервые, и, как выяснилось уже позже, паниковали не меньше моего. И также плакали от непонимания причин крика ребенка, и также дрожали, когда на их глазах в крохотную ручку делали первую прививку.

Не могла кормить грудью

Я даже немного боялась выписываться (хотя душа, конечно, рвалась домой!), ведь опытной соседки не будет рядом, и задать ей мгновенный вопрос уже не представится возможным. Так вышло, что в день, когда нас отпустили домой, моя мама была в командировке в Южной Корее. А ее мнение — единственное, которому я на 100% доверяю. Но суматоха от выписки, встреча с семьей, цветы, подарки и поздравления вышли на первый план, заняли все мои мысли, и я снова совершенно перестала переживать, доверяя материнскому инстинкту в вопросах ухода за ребенком.

Главной и единственной проблемой на момент выписки было отсутствие у меня молока. Но и тут меня убедили, что это нормально, потому что после операции КС оно приходит чуть дольше. Я не была против смеси должен же ребенок есть, молозиво тоже не радовало своими объемами. Кто-то скажет, что и капли достаточно для малыша в возрасте пары дней, что оно очень питательное и снабжает его всем необходимым, но у меня молозиво пришло в прямом смысле в объеме одной капли. Ребенок разрывался в плаче, и я благодарила создателей смесей за то, что есть альтернатива грудному молоку.

…И вот мы дома. Гости ушли, ребенок сладко спит, муж не отходит от его кроватки. Я пью теплый чай. Идиллия, красота, гармония. Эмоций за день мы получили много, поэтому спать легли рано. Малыша положили на нашу кровать,  долго любовались им, пока не стали засыпать сами.

Алёна Чекен с сыном на руках

Но уже спустя час я проснулась от дикой боли. Грудь налилась, стала каменная и жутко болела. Я обрадовалась, что пришло молоко, поэтому, когда вскоре сын проснулся, с радостью предложила ему грудь, будучи уверенной, что вот оно – наше начало счастливого периода грудного вскармливания. Но не тут-то было.

Привыкнув к бутылочке, ребенок напрочь отказался брать грудь. Ведь это большой труд для маленького ребенка – рассосать все каналы и добраться до молока. А привыкнув к легкому получению «еды», он и вовсе отказался от меня. Боясь разбудить весь дом, я снова совершила ошибку, накормив его смесью. В этих заботах я забыла о своей новой проблеме, но как только маленький человек снова уснул, я поняла, что готова рыдать от боли. Грудь была каменная, жесткая и внутри явно прощупывались огромные шишки.

Мы открыли интернет, стали смотреть видео, как правильно сделать массаж и спасти меня от боли, избежать лактостаза и прочих проблем. Я двумя руками хватала подушку, пока муж расцеживал меня и массажировал шишки. Эта боль показалась мне даже более сильной, чем то, что я испытала будучи в реанимации после кесарева.

Когда мне стало легче, мы снова попробовали уснуть, но уже спустя час ситуация повторилась. Всю ночь мы спасали меня и мою грудь, а как только часы показали 8, я стала обзванивать всех найденных консультантов по грудному вскармливанию, умоляя приехать ко мне прямо сейчас. Это было воскресенье и максимум, что мне удалось получить – это консультацию по телефону и парочку рекомендаций. Я была в отчаянии. Эйфория от возвращения домой сменилась ужасом от непонимания, что вообще надо делать. Почему ребенок так много спит? Надо ли его будить? Как правильно обработать пупок? Гулять нельзя, купаться пока нельзя, игрушки ему не интересны. Что вообще нужно делать с такой крошкой? И больше всего мой мозг съедал таракан по имени «Я не могу наладить грудное вскармливание, а, значит дать ребенку все необходимое для здорового роста».

Как я наладила ГВ

К счастью, уже на следующий день из командировки прилетела моя мама. Она, будучи педиатром и мамой двоих детей, убедила меня в том, что налаживание грудного вскармливания — всего лишь один из этапов, которые нужно преодолеть. В этом деле, понимаю сейчас, самое важное — не сдаваться, постоянно прикладывать ребенка к груди, лишая альтернативной возможности насыщения. Поэтому в первые дни малыш беспрерывно висел на мне в самом прямом смысле этого слова. С каждой минутой мне становилось легче, а сын показывал, как ему комфортно и сытно на мамином молоке.

Я сумела наладить процесс грудного вскармливания и 8,5 месяцев наслаждалась этим прекрасным единением со своим сыном. Не знаю, как будет на самом деле, но я верю в силу связи, которая передается детям с материнским молоком. Ведь я хочу быть для своего сына лучшим другом на протяжении всей жизни.

Было много моментов, когда я могла растеряться в решении того или иного вопроса, когда была неловкой или нерешительной в своих действиях. Но сейчас мне видится это естественным процессом материнства. Ведь с сыном я проходила все это впервые, фактически вслепую и наощупь, руководствуясь лишь советами близких мне людей, но еще не представляя все это на практике.

Сейчас понимаю, как смешны и нелепы были мои действия в большинстве случаев. Но есть свое очарование в познании себя как матери. Ведь растить ребенка – значит, расти и меняться самой. Узнавать этот мир заново, с самых истоков: радоваться мелочам, щуриться на ярком солнышке и чувствовать себя невероятно счастливой лишь от одной родной улыбки. А сложности… Без них нет движения и роста. Но, преодолевая все новые и новые преграды, каждая победа лишь доказывает: быть мамой – огромное Счастье!

Оценить статью:
Vote DownVote Up
0
Post ratings image loadingLoading...