Как я восприняла новость

Это был обычный поход к окулисту после трех дней нахождения в патологии роддома. Попала я туда с высоким давлением, которым в принципе никого не удивишь на сроке в почти сорок недель. Скорее для подстраховки, и чтобы сильно не скучала, мой врач решила устроить мне контрольный квест по всем специалистам. Я же активно нахаживала схватки по коридорам роддома, вспоминала все техники дыхания, которым научилась на курсах и не могла предположить, что моя идеальная беременность может закончиться распоротым животом.

Вариант кесарева я даже не рассматривала, у меня не было ни одного показания к нему, поэтому и голову свою я решила не забивать. В роду никогда и ни у кого не было подобной ситуации, все рожали естественным путем в муках по 12-15 часов, и это казалось мне единственным возможным вариантом.

Когда я узнала о проблеме с моим несчастным правым глазом, у меня закружилась голова. Не знаю, чего именно я так напугалась. Наверное, эффект неожиданности и непосвященности в нюансы этого вопроса сыграли ключевую роль в моей панике. Помню, как дрожащей рукой звонила маме. Помню, как вбивала в гугл переводчик «кесарево сечение» (с мужем мы общаемся на английском и никогда прежде мне не приходилось говорить ему эти слова).

алена чекен о кесаревом сечении

А поздно вечером ко мне в палату зашел лечащий врач. По-отцовски положив мне руку на плечо, предложил прогуляться и поговорить. В первый раз после объявления о необходимости операции я почувствовала себя под защитой. Он рассказал мне о том, как проходит кесарево сечение и нещадно раздавил большинство страхов в моей голове. Тогда я и представить не могла, что куда более сложным будет принять себя как мать.

Представлять естественные роды было страшно. В этом нет ничего постыдного или неловкого. Все боятся. Просто кто-то заявляет об этом и ищет поддержки, а кто-то переживает это в себе, натягивая улыбку при «нет, я вообще не боюсь рожать». Но начало естественных родов невозможно предугадать. А плановое кесарево имеет конкретную дату и время. И вот ты сидишь на кровати, обнимая свой огромный живот, просишь соседку напоследок сделать на память пару фото, идешь в процедурную на клизму, по пути натягивая казенную сорочку. И вот чьи-то холодные руки помогают подняться на операционный стол, я вижу ясную улыбку анестезиолога, прекрасное настроение врачей. В операционной даже играла музыка и, пытаясь отогнать от себя все страхи, я стремилась запомнить ту самую песню, во время которой я услышу первый крик своего сына.

Конечно, по факту все получилось не так уж страшно и ужасно, я даже оценила юмор врачей по поводу моей татуировки и сумела пошутить в ответ (и это лежа на операционном столе и истекая кровью!)

Первые проблемы и комплексы

Я выписалась из роддома на четвертый день, за две недели восстановилась и начала свою интересную, сложную и увлекательную жизнь с малышом. Об операции мне ничего не напоминало, кроме  маленького шрама внизу живота. Однако вскоре я оказалась в странном положении и едва не впала в депрессию.

«Ну как ты? Родила? Справилась? Сама рожала?» — это бесконечные вопросы породили в моей голове какой-то комплекс неполноценности. Я поймала себя на мысли, что на такие банальные вопросы я каждый раз начинаю шутить и отвечаю примерно следующее: «Ну… Как сказать… Не родила! Максима из меня достали! Распороли маме Алёне брюшко и достали малыша» Я не могла сказать, что я родила. Язык не поворачивался, ведь в голове была четкая установка: родить — значит, провести в адских муках порядка двенадцати часов и произвести на свет ребенка естественным способом и никак иначе.

К слову, те, кто пережил кесарево, не дадут соврать: это не менее болезненный процесс. После операции ты проводишь порядка 10-12 часов в реанимации с миллионом датчиков по всему телу, не можешь пошелохнуться, испытываешь адскую боль, ходишь в туалет через катетер и совершенно не походишь на дееспособного человека. Потом ты медленно, преодолевая адскую боль, садишься, встаешь и делаешь первые шаги. А еще тебе приносят малыша, и ты понимаешь, что страх уронить его очень силен. Руки становятся слабыми, ужасно хочется есть (а нельзя!). А потом медсестра дает задание дойти до конца коридора и обратно.

И вот ты выходишь из палаты, где куча таких же, как и ты, держась за стену, медленно волокут ноги по заданной траектории. И неистово завидуешь тем, кто уже завершает свою «прогулку». Конечно, кто-то переживает эту физическую боль легче, чем переживала я. Но для кого-то и естественные роды не являются чем-то слишком болезненным и проходят за несколько часов без единого стона и крика. Просто при естественных родах ребенок является, как правило, завершением боли, а при операции кесарева сечения — ее началом.

Я вела активный образ жизни, начиная с первого месяца после рождения сына. Мы впервые поехали с ним на дачу в возрасте двух недель, а в месяц я по очереди приглашала всех подруг в гости и выбиралась с коляской в торговые центры.

Когда я поймала себя на мысли, что не могу сказать «родила», я стала расценивать это, как свою проблему. С каждым днем эта дыра разрасталась во мне, порождая какие-то глупые комплексы неполноценности. Ведь единственным, кто действительно был причиной отправки меня на операцию — мой офтальмолог в районной ЖК, которая, посмотрев мне глаза, сказала, что все в порядке и можно рожать естественным путем.

веду активный образ жизни

Как я давила страхи и комплексы

А потом я встретилась со своим лучшим другом, которому откровенно рассказала о своем червячке, систематически разрушающим мое душевное спокойствие. Его жена рожала на несколько месяцев раньше меня и после долгих, но безрезультатных схваток, была направлена на экстренное кесарево. Так вот мой друг, особо не хорохорясь, настучал мне по голове, отрезвил сознание и стал тем человеком, который помог мне избавиться от этих комплексов.

Он убедил меня: единственное, что имеет значение — рождение здорового малыша. Он дал мне понять, что мама — это тот человек, кто дарит любовь, нежность, внимание. Кто не спит ночью, укачивая малыша, кто переживает за него и…кто дарит жизнь. Неважно, каким именно способом. Но дарит жизнь своему ребенку. Врачам виднее, когда нужно провести операцию, а когда помочь женщине родить самостоятельно. Кому было бы лучше, если бы я ослепла на один глаз, зато могла всем говорить, что родила «сама»? Был бы в этом какой-то смысл, если бы я не смогла увидеть своего сына?

страхи и комплексы

В материнстве я поняла одну простую вещь: хорошо то, что комфортно для твоего ребенка и тебя самой. Сегодня я воспитываю замечательного здорового мальчика, который каждое утро радует меня своей улыбкой, начинает говорить трогательное «мама» и наполняет мою жизнь светом и любовью. Разве важно ему, как он появился на этот свет? Все, что имеет для него ценность — это любящая его мама, тепло и забота.

Когда я окончательно решила раздавить комплексы, я открыто поделилась мыслями с читателями своего блога. Каким же было мое удивление, когда, получив около 100 комментариев, я поняла, что все прокесаренные девушки не могли произнести слово «родила». А те, кто рожал сам, не скупились в словах поддержки, как один твердили, что самое главное — воспитать хорошего достойного Человека, в моем случае — мужчину. Дать ему образование, показать мир.

Девушки, которые сами в прошлом были «кесарятами» тоже поделились своими эмоциями. Оказалось, в их голове ни разу в жизни не промелькнуло мысли, будто мама их не родила, будто они чем-то хуже. Да они даже не задумывались никогда об этом, пока я не подняла эту волнующую меня тему! И вот тогда, посмотрев на все изнутри, я смогла найти много плюсов в произошедшей со мной ситуации. Я не утверждаю, что кесарево лучше естественных родов. Просто я стараюсь находить позитивные стороны в любой жизненной ситуации. Так сложились обстоятельства. И я была не в силах изменить что-либо, а, значит, приняла в конечном итоге все как данность. В любом случае, мой малыш здоров. Так какая к черту разница, как там все произошло?! Я тоже здорова (операция на глаз мне еще только предстоит, но в ней нет ничего страшного).

Главное, что я держу на руках своего ребенка, вижу, как он засыпает, обняв любимую игрушку, вдыхаю сладкий запах родной макушки, переживаю за первые падения, мечтаю о том, кем он станет, когда вырастет и просто наслаждаюсь каждым счастливым моментом и возможностью быть рядом и разделять с ним все это? И теперь без зазрения совести я говорю каждому: «Я родила!»

Оценить статью:
Vote DownVote Up
0
Post ratings image loadingLoading...